23 нояб. 2010 г.

Да здравствует Веб (продолжение)

Оригинал: Long Live the Web
Scientific American Magazine, December 2010
By Tim Berners-Lee/Автор Тим Бернерс-Ли
Перевод: Евгения Власова
Продолжение. Начало здесь.

Отделите Веб от Интернета

Сохранение универсальности Сети, открытость стандартов позволяют людям придумывать новые сервисы. Но третий принцип — разделение уровней — проводит черту между Вебом и Интернетом.

Это разделение фундаментально. Веб — это приложение, работающее в Интернете, который в свою очередь представляет собой электронную сеть, передающую пакеты информации между миллионами компьютеров в соответствии с несколькими открытыми протоколами. Веб и Интернет — это как бытовой прибор и электрическая сеть. Холодильник или принтер может работать, если он использует несколько стандартных протоколов — для США это 120 Вольт и 60 Герц. Так и любое приложение — Веб, электронная почта, мессенджер — может работать в Интернете, коль скоро оно использует его протоколы, а именно TCP и IP.

Производители могут улучшать модели холодильников и принтеров, не изменяя электрическую сеть, а компания, предоставляющая электричество, может улучшать свою сеть, не вмешиваясь в работу бытовой техники. Два уровня технологий работают вместе, но могут развиваться независимо. То же правило применимо к Вебу и Интернету. Разделение уровней критически важно для инноваций. В 1990-м году прослойка Веба появилась над Интернетом, не требуя каких-либо изменений последнего. Все последующие улучшения Веба также не требовали таких изменений. Со временем скорость передачи данных в Интернете выросла с 300 бит в секунду до 300 миллионов бит в секунду (Mbps), и Вебу не потребовалось меняться, чтобы успешно использовать возросшие скорости.

Электронные права человека

Хотя Интернет и Веб разделены, пользователь Веба является в то же время пользователем Интернета, и потому полагается на Интернет, свободный от посторонних вмешательств. На заре Веба корпорации или государству было технически слишком сложно вмешиваться в частную жизнь пользователя. С той поры технологии слежения стали более мощными. В 2007 году компания BitTorrent, чей сетевой протокол точка-точка (peer-to-peer) позволял людям делиться музыкой, видео-роликами и прочими файлами непосредственно через Интенет, пожаловалась в Федеральную Комиссию по Коммуникациям (FCC), что провайдер-гигант Comcast блокирует или замедляет трафик пользователям BitTorrent. FCC потребовала, чтобы Comcast прекратил подобную практику, но в апреле 2010 года федеральный суд постановил, что FCC не имела права требовать от Comcast этого. Хороший провайдер всегда будет регулировать трафик таким образом, что при недостаточной пропускной способности каналов менее важный трафик отбрасывается, но делается это прозрачно, и пользователи об этом предупреждены. Есть существенное различие между этим поступком и силой, используемой для ущемления прав.

Это различие проливает свет на принцип сетевого нейтралитета. Сетевой нейтралитет гласит, что если я заплатил за интернет-соединение определенного качества, скажем, 300 Mbps, и вы заплатили за соединение такого же качества, то мы должны получить это качество соединения при обмене данными. Соблюдение этого принципа не давало бы крупному провайдеру передавать видео от аффилированной медиа-компании на полной скорости, в то время как видео от конкурирующей компании передавалось бы на более низкой скорости, что привело бы к нечестной конкуренции и другим осложнениям. Представьте, что провайдер открыл более легкий доступ к какому-то одному обувному магазину, и затруднил доступ ко всем другим? Это было бы сильное давление. А что если этот же провайдер затруднил вам доступ к сайтам определенных политических партий, религий или сайтам об эволюции?

К сожалению, в августе этого года Google и Verizon по некоторым причинам посоветовали исключить из принципа сетевого нейтралитета подключения через мобильный телефон. Множество людей в сельских районах, от Кореи до Карелии, имеют доступ в Интернет только через мобильный телефон; отказ от сетевого нейтралитета для мобильных подключений оставит этих пользователей беззащитными перед дискриминацией. И странно даже подумать, что мои основополагающие права на доступ к информации защищают меня, когда я работаю с компьютера по сети WiFi дома, но не применимы, когда я выхожу в Интернет с мобильного телефона.

Нейтральная среда общения является основой честной, конкурентной рыночной экономики, демократии и науки. В последние годы снова поднялись дебаты вокруг вопроса, должно ли правительство защищать сетевой нейтралитет. Должно. Хотя Интернет и Веб обычно процветают в отсутствие регулирования, некоторые базовые ценности должны быть защищены законом.

Не подглядывать

Другая опасность Вебу исходит от попыток контроля Интернета, включая слежку. В 2008 году одна компания, Phorm, разработала метод, позволяющий провайдерам заглядывать внутрь каждого пакета пересылаемой информации. Провайдер может определить все адреса, посещенные пользователем. Провайдер может создать профиль каждого пользователя на основе посещенных им сайтов и предложить очень хорошо таргетированную рекламу.

Доступ к содержимому пакета информации в Интернете — это эквивалент прослушки телефонного разговора или перлюстрации частной почты. Адреса сайтов, посещенных пользователем, очень многое говорят о нём. Компания, купившая списки адресов сайтов, посещавшихся кандидатами на рабочее место, могла бы использовать полученную информацию, чтобы отсеять людей с определенными политическими взглядами, например. Страховые компании могли бы отказывать в страховке людям, которые искали в Интернете информацию о сердечных заболеваниях. Маньяки могли бы использовать эти списки, чтобы выискивать жертв. Мы бы стали пользоваться Вебом совсем иначе, если бы знали, что каждое нажате мышки находится под наблюдением и данные о нашей активности могут попасть в чужие руки.

Свобода слова тоже должна быть под защитой. Веб должен быть словно белый лист бумаги: готовым к тому, чтобы на нем можно было писать, и без контроля за тем, что именно там будет написано. В начале этого года Google обвинил китайское правительство во взломе базы данных с целью обнаружить электронные адреса диссидентов. Утечка данных случилась после того, как Google отверг требования правительства удалять определенные документы из результатов поиска в китайской версии Google.

Тоталитарные правительства не единственные, кто нарушает сетевые права своих граждан. Во Франции в 2009 году был издан закон под названием HADOPI. Этот закон позволял одноименному недавно созданному агентству отключать семью от Интернета на год в случае, если кто-то из членов семьи был уличен медиа-компанией в незаконном копировании музыки или видео. После многочисленных дебатов, в октябре Конституционный суд Франции потребовал, чтобы отключение производилось только после рассмотрения дела судьёй, но если судья сочтет обвинения обоснованными, семья будет отключена безо всякого расследования. В Великобритании Акт о Цифровой Экономике, поспешно принятый в Апреле этого года, дал разрешение правительству требовать от провайдера отключить от интернета любого пользователя, входящего в список заподозренных в нарушении авторских прав. В сентябре сенат США представил Акт Противодействия Нарушениям Авторского Права в Сети и Контрафакту, который позволяет правительству создавать черные списки сайтов — размещенных на или вне американской земли — которые обвиняются в нарушении авторских прав, и требовать от всех провайдеров блокировать доступ к таким сайтам.

Во всех перечисленных случаях, не существует должной юридической процедуры, которая бы могла защитить людей до того, как они будут отключены от Интернета или их сайты будут заблокированы. С учетом того, как важен стал Веб в нашей жизни, отключение от интернета становится формой угнетения свободы. Оглядываясь на Великую хартию вольностей, мы, возможно, должны теперь заявить: "Ни одно лицо или организация не могут быть лишены возможности доступа к другим лицам без надлежащей правовой процедуры и презумпции невиновности".

Когда твои сетевые права нарушены, общественный резонанс имеет решающее значение. Граждане по всему миру возмущаются требованием китайского правительства к Google, и даже Секретарь Хиллари Клинтон заявила, что правительство США поддерживает Google, и что защита свободы Интернета — и с тем свободы Веба — должна стать частью официальной внешней политики Америки. В октябре Финляндия сделала доступ в Интернет со скоростью 1 Mbps конституционным правом всех своих граждан.

Ссылка в будущее

Покуда базовые принципы Веба сохраняются, его дальнейшее развитие не подчиняется воле лишь одного человка или организации — ни моей, ни чьей-либо еще. Если мы сможем сохранить эти принципы, Веб обещает нам фантастические возможности в будущем.

Например, последняя версия HTML, называемая HTML5, это не просто язык разметки, это вычислительная платформа, которая делает веб-приложения еще более мощными, чем сейчас. Проникновение смартфонов сделает Веб еще более значимым в нашей жизни. Беспроводной доступ станет особенно важным в странах третьего мира, где у людей нет кабельного подключения, но они получили мобильный доступ. Многое предстоит сделать, конечно, в том числе, необходимо разработать Веб, доступный для людей с ограниченными возможностями, и создавать страницы, которые одинаково хорошо отображаются на мониторах любого размера, от огромных 3D-дисплеев во всю стену до экранчиков размером с наручные часы.

Прекрасный пример будущих возможностей, которые укрепят все принципы Веба, это связанные данные. Сегодня Веб достаточно эффективно помогает людям находить и публиковать данные, но компьютерные программы, которыми мы располагаем, не могут считывать и оперировать данными внутри этих документов. Когда эту проблему удастся решить, Веб будет куда более мощным инструментом, так как данные о буквально всех аспектах нашей жизни создаются с потрясающей скоростью и в потрясающих объемах. В этих данных заключено знание, как лечить болезни, развивать бизнес и управлять нашим миром более эффективно.

Ученые прилагают максимум усилий для того, чтобы сделать связанные данные доступными в Вебе. Исследователи, например, прекрасно осознают, что во многих случаях ни одна лаборатория сама по себе или онлайн-хранилище данных не достаточны для того, чтобы открыть новые лекарства. Информация, необходимая для понимания сложного взаимодействия болезни, биологических процессов в человеческом теле и огромного количества химических агентов, разбросана по всему миру в мириадах баз данных, таблиц и документов.

Один из примеров успешного взаимодействия касается борьбы с болезнью Альцгеймера. Несколько корпоративных и правительственных исследовательских лабораторий изменили своей обычной манере не раскрывать данные и совместно учредили Инициативу по Нейровизуализации Болезни Альцгеймера (Alzheimer’s Disease Neuroimaging Initiative). Они собрали огромное количество информации о пациентах и сканограммамы мозга в формате связанных данных, к которым они обращались множество раз для расширения своих исследований. На презентации, которую мне довелось увидеть, ученый задал вопрос: «Какие белки, вовлеченные в сигнальную трансдукцию, имеют отношение к пирамидальным нейронам?». На аналогичный запрос в Google, пришло 233 000 ссылок — и ни одного ответа. А когда запрос направили в базу данных, в ответ пришло очень небольшое число записей, перечисляющих специфические протеины, отвечающие заданным качествам.

Инвестиционный и финансовый секторы тоже могут получить выгоду от работы со связанными данными. Прибыль создается, в значительной степени, путем поиска закономерностей во все возрастающем разнообразии источников информации. Данные так же повсеместно присутствуют в нашей личной жизни. Когда вы идете на сайт социальной сети и указываете, что этот новичок — ваш друг, вы создаете связь. А связь — это данные.

Связывание данных между собой создает определенные проблемы, которые мы должны будем решить. Например, новые возможности интеграции данных могут выявить такие проблемы защиты частной информации, которые еще не предусмотрены современным законодательством. Мы должны обдумать юридические, культурные и технические способы защиты частной информации таким образом, чтобы это не уменьшило благ и преимуществ, получаемых от возможностей обмена данными.

Мы живем в удивительное время. Веб-разработчики, корпорации, правительства и граждане должны работать совместно и открыто, как мы это делали до сих пор, чтобы сохранить фундаментальные принципы Веба, как и принципы Интернета, следя за тем, чтобы технологические протоколы и общественные договорённости, установленные нами, уважали базовые права человека. Цель Веба — служить человечеству. Мы создаем Веб сейчас затем, чтобы те, кто будет после нас, мог создавать вещи, которые мы еще и представить себе не можем.

21 нояб. 2010 г.

Да здравствует Веб

Оригинал: Long Live the Web
Scientific American Magazine, December 2010
By Tim Berners-Lee/Автор Тим Бернерс-Ли
Перевод: Евгения Власова

Веб критически важен не только для цифровой революции, но и для нашего дальнейшего процветания. И для нашей свободы. Как и сама демократия, он нуждается в защите.

Кратко
  • Принцип универсальности позволяет Вебу работать независимо от того, какое железо, софт, сетевое подключение и язык вы используете, и обрабатывать информацию любого типа и качества. Этот принцип — основополагающий в проектировании Веба.
  • Открытые и бесплатные технические стандарты позволяют людям создавать приложения, без необходимости получать разрешения или платить отчисления. Патенты и те веб-сервисы, что не используют для адресации стандартные URI, ограничивают инновации.
  • Вмешательства в Интернет, когда компании или правительства блокируют или прослушивают интернет-трафик, нарушают основные сетевые права человека.
  • Веб-приложения, связанные данные и другие веб-технологии будущего смогут процветать только в том случае, если мы защитим основные принципы Сети.

Всемирная паутина появилась на свет на моем компьютере в Женеве (Швейцария), в декабре 1990 года. Она состояла из одного веб-сайта и одного браузера, которые, так уж вышло, были на одном и том же компьютере. Эта простая система послужила демонстрации глубокого концепта: каждый может поделиться информацией с кем угодно и где угодно. В духе этой идеи, Веб быстро распространился. Сегодня, к своей двадцатой годовщине, Веб прочно интегрировался в нашу жизнь. Мы воспринимаем его как должное, подразумевая, что он просто "должен быть", как электричество.

Веб превратился в мощное, вездесущее орудие потому, что он был создан на основе принципов равенства, и потому, что тысячи людей, университетов и компаний работали, по одиночке и вместе, как часть Консорциума Всемирной паутины (англ. World Wide Web Consortium, W3C), чтобы расширить возможности Веба, опираясь на данные принципы.

Однако существованию Веба, каким мы его знаем, угрожают с нескольких сторон. Некоторые из наиболее успешных его обитателей начали постепенно отходить от его основополагающих принципов. Крупные социальные сети возводят стены вокруг информации, размещенной пользователями, закрывая ее от всего остального Интернета. Операторы мобильной связи поддаются искушению занижать скорость доступа к сайтам, с которыми у них нет соглашений. Правительства — и тоталитарные, и демократические в равной степени — следят за жизнью граждан в Сети, нарушая важные права человека.

Если мы, пользователи Веба, позволим этим и другим тенденциям остаться незамеченными, Веб будет разбит на отдельные островки. Мы можем утратить свободу заходить на любой сайт, в любом сегменте Веба по своему выбору. Болезнь может распространиться и смартфоны с планшетами, которые так же являются точками доступа к обширной информации, представляемой Вебом.

Почему вас это должно беспокоить? Потому что Веб — ваш. Это общественный ресурс, от которого зависите вы, ваш бизнес, ваше окружение, ваше правительство. Веб жизненно важен для существования демократии, как канал связи, который делает возможным постоянное международное общение. Веб сегодня более важен для свободы слова, чем любое другое средство массовой коммуникации. Веб несет принципы, заложенные в американской конституции, в британской Великой хартии вольностей и других важных документах нашей цивилизации, в эру сетевых технологий: свободу от того, чтобы быть жертвой слежки, цензуры, фильтрации и отключения.

Создается впечатление, что люди рассматривают Веб как что-то естественное, и если он вдруг начал чахнуть, то что ж, очень жаль, но мы ничем не можем ему помочь. Это не так. Мы создаём Веб, разрабатывая компьютерные протоколы и программы; мы польностью управляем этим процессом. Мы решаем, какие свойства он должен иметь, а какие нет. Этот процесс ни в коей мере не закончен (и, определенно, он не умер). Если мы хотим следить за тем, что делают наши правительства и корпорации, понять, в каком состоянии находится наша планета, найти лекарство от болезни Альцгеймера, не говоря уже о том, чтобы делиться с друзьями фотографиями, мы — общественность, научное сообщество, пресса — должны быть уверены в том, что принципы Веба остаются неизменными. И это нужно не только для того, чтобы сохранить то, что мы имеем, но и для того, чтобы получить огромные выгоды, которые нас ожидают в будущем.

Универсальность — это основа основ

Есть несколько ключевых принципов, которые обеспечивают ценность Веба. Основной принцип дизайна, обеспечивающий полезность и распространение Веба — это универсальность. Когда вы создаете ссылку, вы можете создать ссылку на что угодно. Это значит, что люди должны иметь возможность выложить в Интернет все, что захотят, и не важно, какой у них компьютер, какой программой они пользуются, на каком языке они разговаривают и пользуются ли они проводным или беспроводным подключением в Интернет. Веб должен быть досупен людям с ограниченными возможностями. Он должен работать с информацией в любой ее форме, будь то документ или массив данных, и любого качества, от глупых твитов до научного труда. И эта информация должна быть доступна с любого устройства с выходом в Интернет: стационарного или мобильного, с маленьким экраном или большим.

Эти вещи могут показаться очевидными, само собой разумеющимися или просто не важными, но именно они сделали возможным то, что сайт к очередному голливудскому фильму или домашняя страничка футбольной команды, где играет ваш ребенок, смогут появиться в Интернете без особых усилий. Универсальность — это основное требование к любой системе.

Децентрализация — это еще одно важное свойство. Вам не нужно получать разрешение от официальных структур, чтобы добавить страничку или сделать ссылку. Все, что нужно сделать, это использовать три простых, стандартных протокола: написать страничку в формате HTML, дать ей URI-адрес и открыть ее для доступа по протоколу HTTP. Децентрализация сделала Веб возможным и будет поддерживать его таким в будущем.

URI
— это ключ к универсальности. (изначально я назвал схему создания адреса сайта URI, уникальный идентификатор ресурса; в последствии прижилось название URL, единый указатель ресурсов). URI позволяет вам следовать по любой ссылке, не зависимо от того, к какого рода содержанию она ведет, и кто размещает это содержимое в Сеть. Ссылки превратили Веб в нечто, имеющее большую ценность: взаимосвязанное информационное пространство.

Несколько угроз универсальности Веба появилось в последнее время. Компании, предоставляющие кабельное телевидение вместе с выходом в Интернет, подумывают о том, чтобы ограничить своих пользователей набором развлечений, предоставляемых самой компанией. Социальные сети представляют проблему иного рода. Ценность Facebook, LinkedIn, Friendster и других создается тем, что они собирают персональную информацию пользователей по мере ввода — дни рождения, адреса электронной почты, предпочтения, ссылки, указывающие, кто кому является другом и кто изображен на чьей фотографии. Эти сайты компонуют информацию в отличные базы данных и используют её, чтобы предоставлять наиболее востребованные услуги — но исключительно внутри данной социальной сети. Введя единожды свои данные на один из таких сайтов, вы уже не сможете так просто использовать их на других сайтах. Каждый такой сайт — это бункер, огороженный стеной от остального мира. Да, страничка, что вы создали в рамках такой сети, доступна Сети, но данные — нет. Вы можете открыть страницу со списком друзей, но не можете использовать этот список или данные из него на другом сайте.

Изоляция происходит потому, что каждый отдельный блок информации не имеет своего адреса URI. Связь между разными данными осуществляется исключительно внутри одного сайта. И чем больше информации о себе вы вводите, тем становитесь все более привязанными к данному сайту. Ваша социальная сеть становится закрытым хранилищем ваших данных, которое к тому же не дает вам полного управления ими. И чем больше подобная архитектурная распространяется в Сети, тем более фрагментированным становится Веб, и тем меньше мы наслаждаемся единым универсальным информационным пространством.

Это опасно еще и тем, что одна социальная сеть — или один поисковый механизм, или один браузер — разрастается до таких размеров, что становится монополией, которая стремится ограничить инновации. Как это и было с момента возникновения Веба, инновационная деятельность «низов» может быть лучшим контролем и противодействием любой компании или правительству, которые попытаются подорвать универсальность. GnuSocial и Diaspora — это проекты, которые позволяют любому построить социальную сеть на своем собственном сервере с кем угодно на любом другом сайте. Проект Status.net, на котором построены такие сайты, как identi.ca, позволяет создавать собственные сети по подобию Twitter, но в отличие от Twitter, не централизованные.

Открытые стандарты движут инновациями

Возможность делать ссылки с одного сайта на любой другой сайт необходима, но не достаточна для прочного Веба. Базовые технологии, необходимые частным лицам и компаниям для того, чтобы разрабатывать мощные сервисы, должны быть доступными и бесплатными, без каких-либо отчислений. Amazon.com, к примеру, развился в огромный книжный интернет-магазин, затем в музыкальный магазин, а затем в магазин всего на свете потому, что у него был доступ к открытым бесплатным техническим стандартам, по которым работает Веб. Amazon, как и всякий другой пользователь Сети, мог использовать HTML, URI и HTTP, не спрашивая ни у кого разрешения и ни кому не платя.Он так же мог использовать исправления в эти стандарты, разработанные W3C, давая пользователям возможность заполнять виртуальные формы заказов, оплачивать заказы онлайн, оценивать купленные товары, и так далее.

Под "открытыми стандартами" я подразумеваю стандарты, к разработке которых может подключиться любой квалифицированный специалист, которые получили широкое одобрение, которые находятся в свободном доступе в Сети и не подразумевают отчислений за использование ни со стороны пользователей, ни со стороны разработчиков. Открытые, бесплатные, простые в использовании стандарты создают разнообразие и богатство Веба, начиная с громких имен, таких как Amazon, Craigslist и Wikipedia, продолжая блогами, написанными увлеченными любителями, и заканчивая страничками и видео-роликами, созданными подростками.

Открытость так же означает, что ты можешь создать свой веб-сайт или сайт своей компании, не спрашивая разрешения ни у кого. Когда Веб только начинался, мне не нужно было получать ни у кого разрешения на использование открытых стандартов Интернета, таких как TCP и IP. Точно так же, патентное соглашение W3C гласит, что компании, университеты и частные лица, делающие вклад в развитие стандарта, должны дать согласие на то, что они не будут взимать плату с тех, кто будет пользоваться этим стандартом.

Открытые бесплатные стандарты не подразумевают, что компания или частное лицо не могут создать блог или программу для обмена фотографиями и взимать деньги с пользователей. Они могут. И вы можете пожелать заплатить им, если сочтёте, что их программа лучше остальных. Суть в том, что открытые стандарты предоставляют много вариантов — бесплатных или нет.

Конечно, многие компании тратят деньги на разработку удивительных приложений именно потому, что они абсолютно уверены: их приложения подойдут каждому, независимо от компьютера, операционной системы и используемого провайдера. Все это стало возможным, благодаря открытым стандартам Веба. Та же уверенность вдохновляет ученых тратить тысячи часов на создание обширнейших баз данных, в которых они могут обмениваться информацией, к примеру, о белках, в надежде найти лекарство от какой-либо болезни. Та же уверенность подстегивает правительства, например, США и Великобритании, к тому, чтобы выкладывать в общий доступ все больше информации о своей деятельности, делая таким образом работу правительств прозрачной. Открытые стандарты могут привести так же к чрезвычайно удачным открытиям, если кто-то догадается их использовать таким образом, каким никто и никогда еще не додумался. Мы обнаруживаем это в Сети каждый день.

В противоположность этому, отказ от открытых стандартов создает закрытые миры. Например, принадлежащий Apple сервис iTunes идентифицирует песни и видео-клипы по URI, которые открыты. Но вместо "http:" в адресе используется"itunes:", закрытый протокол. Вы можете открыть ссылки "itunes:", только используя закрытое ПО iTunes компании Apple. Вы не можете сделать ссылку на информацию из iTunes-мира: на песню или информацию о группе. Вы не можете поделиться этой информацией, послав такую ссылку кому-либо еще. Вы уже находитесь вне зоны Веба. Мир iTunes централизован и обнесен стеной. Вы заперты в одном магазине, а не находитесь на открытом рынке. При всех замечательных возможностях этого магазина, его развитие ограничено тем, что одна единственная компания полагает правильным.

Другие компании тоже создают закрытые миры. Склонность журналов, например, создавать приложения для смартфонов вместо того, чтобы делать приложения для Веба, огорчает, потому что их материал исчезает из Веба. Вы уже не можете сделать закладку на статье или послать по электронной почте ссылку на нее. Вы не можете поделиться ею в Twitter. Гораздо лучше было бы создать приложение для Веба, которое так же смогло бы правильно отображаться на смартфонах, и технические реализации этого постоянно совершенствуются.

Некоторые могут подумать, что закрытые миры прекрасны. Этими мирами легко пользоваться, и казалось бы, они дают своим клиентам все, что те хотят. Но как мы видели в 1990-х годах на примере информационной системы America Online, которая давала доступ к ограниченному участку Веба, эти закрытые «сады за забором», не важно, сколь приятными бы они не были, никогда не выдержат сравнения в разнообразии, богатстве выбора и инновационности с сумасшедшим, пульсирующим рынком Веба за пределами ворот. Однако, если подобный сад за забором имеет влияние на рынок, то он своим существованием может сдерживать общее развитие.

Продолжение далее