11 окт. 2009 г.

Как я овладела английским языком

“Тебе хорошо, ты английский знаешь,” - слышу я от своих моноязычных друзей, когда рассказываю, как пользоваться той или иной программой, не имеющей пока русского интерфейса, как искать в интернете клиентов и работодателей, как заказывать дешевые вещи из американских и европейских магазинов. “Ну, здесь же по-английски, я не пойму” - слышит мой муж каждый раз, когда дает своим коллегам-соплеменникам ссылки на англоязычные документации к языкам программирования, форумы и блоги, где обсуждаются профессиональные проблемы.

Да, нам действительно очень хорошо от того, что мы знаем английский в достаточной степени, чтобы общаться на этом языке с миром. Преодолев языковой барьер, мы с мужем открыли себе доступ к бОльшим карьерным и профессиональным возможностям. Почти все фильмы мы смотрим в оригинальной озвучке, а не в гоблиновской, книги любимых авторов тоже предпочитаем читать в оригинале (книги и фильмы в переводе отличаются от оригинала, как питерское пиво Guinness отличается от того, что варят в Дублине). В быту, в работе и в досуге знание иностранных языков дает огромные преимущества. Так почему этими преимуществами не пользоваться?

Полиглотами не рождаются

Изначально у всех людей есть равные возможности овладеть иностранными языками. Абсолютно все особи человека разумного появляются на свет, не зная ни одного языка. Ученые, работающие в области, где пересекаются нейрофизиология, психология и лингвистика, пришли к выводу, что мы рождаемся с готовностью к языку, с некой предустановленной, но еще совершенно пустой матрицей, в которую ляжет родной (любой, не важно какой именно) язык. Человек тратит годы, чтобы начать сносно изъясняться на родном языке. Взрослые, с умилением записывая детские ляпы, на самом деле, документируют коммуникативные провалы ребенка - маленький человек старался донести свою мысль до взрослых и не справился со своей задачей. Существует мнение, что если в эти самые нежные первые несколько лет жизни вместе с родным языком заложить в матрицу второй какой-либо язык, ребенок будет одинаково свободно владеть двумя языками. Нянечки-иностранки, детские садики и начальные школы с курсами иностранного языка - все это, безусловно, поможет вашему ребенку легче заговорить на иностранном языке. Но это не означает, что к концу первого десятка лет человек навсегда теряет возможность овладеть чужим языком.

Для занятий музыкой нужен музыкальный слух, который, вероятно, есть не у всех. Способность к языкам есть у всех, кто общается на своем родном языке. Освоили родной язык — можете выучить и другой. Кому-то языки даются легче, кому-то тяжелее, но принципиальная способность овладеть иностранным языком (языками) есть у каждого нормального человека.

Старт с запозданием

До четырнадцати лет я училась в обычной советской школе. Мои родители не имели возможности пригласить мне нянечку из Великобритании (у меня вообще не было нянечки), а языковых детских садиков в начале восьмидесятых еще не придумали. Вероятно, есть доля везения в том, что обязанности няньки-воспитателя выполняла моя старшая сестра. Она сидела за столом и зубрила текст “London is the capital of the Great Britain”, а я ползала по полу среди игрушек и слушала совершенно непонятную тарабарщину. Я запоминала тексты быстрее сестры - детские мозги действительно легче впитывают информацию, не понимая ее и не анализируя. Благодаря сестре я осознала, что 1) школа - это когда ты обязан запоминать огромное количество несуразицы, 2) существуют языки, отличные от понятного. Примерно тогда же я усвоила первые буквы латиницы — те восемь, что записаны на шахматной доске. Отец часто играл с нами в шашки и уголки (шахматы были чуть позже).

Я пошла в начальную школу, когда по всей стране действовала единая программа обучения, и в этой программе иностранные языки в первые три года обучения не были предусмотрены. Днем, вернувшись из школы, я включала телевизор и смотрела передачу “Детский час”. Это было счастливое время, когда телевидение транслировало полезные программы. Мне одинаково интересны были английский, французский и испанский языки, но, конечно же, ни один из них я не выучила, сидя перед телевизором. Тем не менее, со своей задачей “Детский час” справился прекрасно - он подогрел интерес к изучению языков.

Начало

Мой первый учитель английского языка оказался совершенно неопытным, и в этом был его огромный плюс. Он только что получил диплом факультета иностранных языков и преподавал первый год. Длинноволосый, в джинсах, он очень не понравился заслуженному учительскому составу школы. Я полагаю, что Е.И. пошел на ин.яз, потому что ему был интересен именно язык, а не карьера учителя. От него я узнала, что английское произношение несколько отличается от русского. Как и следовало ожидать, Е.И. в школе не задержался, и дальнейшее освоение мною иностранного языка ничем не отличалось от того, что было у всех учащихся средней школы. Я получала хорошие оценки, так как была усердной ученицей, но никогда не смогла бы выйти на тот уровень, когда язык становится средством общения, останься я в рамках школьной программы.

All you need is fun!

Первый качественный скачок в освоении английского у меня произошел, когда я стала слушать Битлз, то есть в двенадцать лет. Как-то раз, в передаче “До шестнадцати и старше” Артемий Троицкий и Александр Градский убедительно объяснили, что слушать попсу - позорно, а качественную музыку - полезно, что Битлз - основа всех основ, а Ласковый Май - это ниже уровня городской канализации. Будучи человеком последовательным, я решила поближе ознакомиться с основой всех основ и прослушала все записи битлов, что были у сестры на виниле и кассетах. Затем я нашла полное собрание альбомов Битлз в зале звукозаписи местной юношеской библиотеки. Я заразила битломанией своих подруг, и мы стали вместе бегать в библиотеку, слушать битлов и роллингов. Родители подруг долго не верили, что мы ходим именно в библиотеку, но уличить в чем-то криминальном не смогли.

Естественно, нам захотелось понять слова любимых песен. Интернета в ту пору не было, но уже появился самиздат. На мелочь из копилки я купила два альбома с нотами и текстами песен Битлз. Целое лето, сидя на даче среди словарей, я переводила песни. Были даже попытки стихотворного перевода (надеюсь, блокнот с моими виршами мама милосердно выбросила). Я не воспринимала это учебой. Я не ставила себе целью выучить английский. Язык стал просто средством приблизить к себе обожаемых кумиров. Именно в этот момент сломался первый языковой барьер. Как видите, рецепт прост - настоящий, живой интерес + восприятие языка как средства. Когда начался новый учебный год, мы с подругами стали развлекаться на уроках английского. Вместо скучного типового текста о городах Великобритании, мы писали тексты о местах рок-н-рольной славы. Учительница быстро поняла, что на нас можно не тратить время, и ставила нам пятерки авансом за все. Спустя пол-года мне стало скучно в обычной школе, и я ушла в лицей, где, по словам моих новых продвинутых музыкальных знакомых, развлечений предполагалось гораздо больше.

Экстремальное обучение в лицее

До этого момента все, чем пользовалась я, чтобы овладеть английским языком, можно отнести к разряду общедоступных средств. Лицей с его жесткой системой отбора учителей и учеников уже не был абсолютно и безоговорочно общедоступным. Но не был он и элитарным в современном понимании этого слова. Во-первых, я поступила в гуманитарный класс сама, без блата. Родители были против моей идеи и узнали, что я сменила школу, когда я уже сдала все экзамены. Во-вторых, обучение в лицее было и остается по сей день бесплатным. В-третьих, профильная школа - это всего лишь возможность получить больший объем знаний. Пользоваться этой возможностью или нет - каждый ученик решает сам.

В лицее у меня был выбор - пойти в группу, где английский попроще, или в ту, что посложнее. Я выбрала второй вариант, потому что к четырнадцати годам уже знала, что учиться можно только тогда, когда условия требуют от тебя чуть больше, чем ты можешь. Первое занятие повергло меня в панику. Наша преподаватель придерживалась правила: во время урока, от звонка до звонка, все говорят только по-английски. Даже перешептываться друг с другом мы были должны по-английски, поэтому почти не болтали. Подход учительницы оказался верным: только оказавшись в безвыходной ситуации - или по-английски, или никак, - можно по-настоящему преодолеть языковой барьер и перестать бояться. Так кидают в воду, чтобы научить плавать. На выпускном экзамене по английскому, который у нас принимала комиссия из университета, мы все могли более-менее свободно обсудить с преподавателями новости, книги и планы на будущее. Жаль только, что в университете наши знания оказались никому не нужны.

Университет. История одной деградации

Язык - как игра на музыкальных инструментах, как спорт. Или ты тренируешься постоянно, или теряешь форму. За годы учебы в университете я забыла английский. Нет, разумеется, не окончательно - мы учили английский все пять лет. Но язык перестал быть мне настолько нужным, он опустился на уровень, достаточный для моих преподавателей и работодателей. Я - существо ленивое, и редко утруждаю себя больше, чем необходимо. Язык такого отношения к себе не терпит. К окончанию магистратуры, я вновь ощутила, что мне трудно переключаться с русского на английский, что для этого требуются дополнительные усилия.

Личная заинтересованность

Наверное, со временем, я бы вовсе деградировала до среднего уровня, но у меня закрутился роман с человеком, который сыпал английскими словечками так бойко, что меня это стало задевать. Мой будущий муж в ту пору знал английский лучше меня, хотя и не заканчивал спецшкол. Он просто работал с иностранными заказчиками и английский ему был необходим. Благодаря мужу, я стала чаще обращаться к англоязычным ресурсам в интернете, мы стали смотреть фильмы на английском, искать книги в оригинале (художественные вкусы у нас, к счастью, совпадают). Мало-помалу, мой английский начал возвращаться.

По совету мужа, я ушла на фриланс и разместила свой англоязычный портфолио на соответствующих сайтах. У меня стали появляться иностранные заказчики. Сперва я ужасно боялась общаться с ними, стеснялась своего произношения и ошибок, но с каждым разом я становилась все увереннее. Языковой барьер рухнул окончательно после поездки на международную конференцию, где мне пришлось три дня общаться с окружающими на английском, потому что русский не понимал никто. Сейчас английский стал моим основным рабочим языком.

Мои достижения

Я овладела английским настолько, чтобы пользоваться им, не испытывая затруднений. Я знаю, что не достигла совершенства, но я так же знаю, что нужно делать, чтобы его достичь. Я читаю интересные мне книги и блоги на английском, мы с мужем всегда выбираем английский трек, если он есть на DVD, и слушаем англоязычные подкасты - не из-за того, что нам хочется выучить язык, а потому что интересные нам материалы доступны на английском. Язык окончательно стал средством. Хотя мой стаж изучения английского на сегодня составляет 21 год (если вести отсчет с четвертого класса), по-настоящему овладевать языком я стала в последние лет пять, когда английский стал естественным фоном.

Год назад я сдала квалификационный экзамен IELTS на 7.5, что примерно соответствует “хороший пользователь, допускающий некоторые ошибки и неточности, понимает сложный язык, но в некоторых ситуациях может растеряться”. Уверена, что сейчас сдала бы этот экзамен даже лучше, так как мой опыт работы с английским стал на год больше, слух натренировался к разным акцентам, я стала чаще писать на английском на отвлеченные темы. Как я готовилась к IELTS - это тема отдельной публикации.

Анонс

Все это я написала не с целью похвастаться, а в надежде, что мой пример поможет кому-то поверить в свои силы и освоить английский на приемлемом уровне. Я хотела показать, что средства овладения иностранным языком доступны каждому. Единственное, что необходимо для успешного обучения - неподдельный интерес. Мои следующие статьи будут посвящены тому, как правильно учить язык, какие ресурсы для изучения языка есть в интернете, как готовиться к международным экзаменам. Thanks for reading!