24 сент. 2005 г.

Памятник живой природе

Я с детства ненавижу зоопарки. В Барнауле, где мне довелось родиться и повзрослеть, нет своего стационарного зоопарка, поэтому меня водили знакомиться с экзотической фауной в бродячие зверинцы. Каждое лето под окна нашей девятиэтажки приезжали вагоны-клетки на колесах. За ночь состав перестраивался в кольцо, а на стенах вагонов появлялись нарисованные дикие джунгли. Снаружи передвижные зоопарки (так они себя называли) были гораздо привлекательнее, чем изнутри. Изможденные животные реагировали на посетителей вяло, чаще всего просто спали, измучившись на июльском пекле. За пару дней зверинец пропитывал зловонием все вокруг, и даже после отъезда вагонов характерный запах не выветривался еще неделю. Мама рассказывала мне, что в других городах есть настоящие зоопарки, где звери живут в комфорте, где в больших вольерах им создают условия, близкие к природным, где за питомцами присматривают ветеринары и зоологи.

Я, конечно же, верила маме, поэтому, оказавшись в Калининграде, я решила обязательно посетить зоопарк. Среди достопримечательностей, которые обычно советуют посмотреть всем приезжим, зоопарк занимает одно из первых мест.

Историческая справка
: Зоопарк Калининграда располагается на территории бывшего Кёнигсбергского зоопарка, который был основан Германом Клаассом, немецким предпринимателем. К моменту открытия, 21 мая 1896 года, в его коллекции было девятьсот экземпляров животных двухсот шестидесяти видов.

Зоопарк разделил историческую судьбу многострадального участка суши, когда-то называвшегося Восточной Пруссией, а теперь -- Калининградской областью. В Первую Мировую территория зоопарка была приспособлена под военные нужды, а Вторую Мировую зоопарк пережить не смог. Во время штурма Кёнигсберга погибли почти все животные. Чудом выживший бегемот, получивший несколько пулевых ранений, стал символом нового, уже калининградского зоопарка.

Мое первое свидание с «уникальным памятником живой природы» (цитита с официального сайта зоопарка) произошло в экстремальных условиях. Гуляя по одному из центральных проспектов Калининграда, мы с мужем увидели, как чайка, крупная, но еще очень молодая и не умеющая летать, бросается под колеса машин. Нам стоило больших усилий изловить суицидально настроенную птицу, но еще большие усилия понадобились, чтобы транспортировать пойманного птенца-переростка в безопасное место. Городская милиция не проявила к нам ни малейшего интереса, водилы наотрез отказывались садить к себе в салон чокнутых с вырывающейся чайкой в руках, и лишь один таксист согласился отвезти нас в зоопарк и даже не взял за это денег. Сотрудники, ухаживающие за птичьим молодняком сразу же принялись хлопотать вокруг нашего подарочка, поэтому за судьбу пернатого крестника мы больше не переживали. Пока не оказались в зоопарке уже в качестве посетителей.

В путеводителях по Калининграду обычно пишут так: «Как и сто лет назад, зоопарк является любимым местом отдыха калининградцев и гостей города». В теплую сентябрьскую субботу в зоопарке действительно было много посетителей. Я мысленно порадовалась за работников зоопарка – бабье лето должно принести им неплохую выручку. О том, что и в ненастье у зоопарка не должно быть финансовых проблем, свидетельствовали многочисленные таблички «спонсорскую помощь оказывает ОАО ...». Рекламный щит висел и на входе в помещение, где содержались слоны и жирафы. Еще не зайдя внутрь, я ощутила острых запах свинарника. Муж, не имевший опыта прогулок по задам сельского хозяйства, попросту закашлялся. Пока глаза не разъело аммиачными испарениями, мы успели увидеть очень грязную слоновью задницу и унылые мордочки жирафов. В соседнем загоне держали страусов, поэтому в воздухе витали также нотки птичника, но рассмотреть африканских спринтеров уже не удалось – мы сбежали на свежий воздух.

Отдышавшись, мы направились смотреть гадов в оставшийся от немцев террариум. За стеклом бодрый корм (специальные тараканы) бегал по равнодушным рептилиям. Ящерки ползали по камням и веткам, а крупные змеи, обернувшись вокруг себя на несколько раз, дремали – развернуться в полный рост им тут не удалось бы при всем желании. Лягушки, обитающие рядом с хищниками явно не в качестве экспонатов, вели себя удивительно смело. На выходе я спросила у кассира, выпускают ли животных куда-нибудь в более просторные помещения? «Черепашек иногда выпускают в водоемы полечиться, поплавать, а змей – куда их выпустишь? Конечно, им тут всем тесно, места не хватает, да и душно – вентиляция не работает. Но денег ни на что нету, так что ютимся здесь. Животные в таких условиях отказываются от еды и очень медленно растут, поэтому показать-то нам особо нечего». Рассказ сотрудницы зоопарка подтверждал то, что мы увидели своими глазами, но явно противоречил рекламным щитам с перечнем спонсоров зоопарка – компаний отнюдь не бедных.

Мы вышли из террариума в недоумении и направились по стрелке указателя к вольеру с кошками. Многие животные, в том числе снежные барсы, укрылись от любопытных в глубине вольернов. Мы увидели только пятку спящего льва и трех рысей. Две киски с кисточками на ушах, спокойно лежали в теньке, а третья металась по клетке из угла в угол, раздраженно размахивая куцым хвостом. По этой рыси можно было изучать строение скелета представителей семейства кошачьих – позвонки и ребра выпирали из-под шкуры.

Недалеко от вольера с хищниками оказался загон с бычком. Вероятно, такое соседство не случайно, рано или поздно бычок станет говядиной, но почему сейчас у этого животного, хорошо переносящего жизнь в загонах, шкура покрыта язвами, а на ногах кровавые коросты, размером с мою ладонь? Этот вопрос задать было некому.

Окончательно настроение испортилось у загона с медведем. Кто-то в толпе громко рассказывал, что Мишку оставили здесь циркачи, что ему 53 года, но он до сих пор выполняет команды. Люди кричали «Миша, проси», и едва передвигающийся, отупевший от старости медведь шаркал лапой по земле, приводя в восторг публику. Веселья в этом зрелище было не больше, чем в созерцании престарелого инвалида на костылях, но дети и взрослые продолжали кричать и кидать медведю куски булки. Мы постарались побыстрее перейти в другую часть зоопарка, к птицам.

Для хищных птиц построили довольно просторную клетку. Местная птицефабрика подрядилась обеспечивать их кормом. Молодые орлы, филин, канюки – красивые птицы смотрелись великолепно. Издалека. Подойдя к клеткам вплотную, мы увидели, что у стервятника вокруг клюва образовалась гнойная короста, а крылья разбиты о прутья клетки до крови, а гриф выщипывает из себя перья, отчего не только шея, лысая от природы, но и грудь у птицы стала голой. Обычно, так у птиц проявляется нехватка витаминов.

Один уголок зоопарка произвел на нас действительно приятное впечатление. Изящные зебры и ламы были совершенно здоровыми на вид, игривыми и довольными. Как ни странно, рядом не было ни одного рекламного щита.

Пока мы смотрели на семейство зебр, мимо проехал детский паровозик, по шуму и вони напоминающий скорее камаз. За рулем этого транспортного средства сидел дядька с лицом мясника. Я бы не рискнула стать его пассажиркой, однако многие родители с удовольствием доверили ему своих чад. Как ни странно, животные совершенно спокойно отнеслись к громыхающему паровозику, не испугались и не спрятались.

Мы вышли из зоопарка, так и не осмотрев его до конца. Сразу за воротами в зеленом загаженном Парковом ручье хлюпались совершенно дикие утки. Их не кормила птицефабрика, за ними не присматривали ветеринары. Однако вряд ли им живется существенно хуже, чем их собратьям, обитающим за решеткой.

Историческая справка: В 1933 году необходимо было на собственные средства отремонтировать и обновить помещения. Тогда же приобрел современный вид и главный портал зоопарка. Новый план строительства, составленный в 1935 году, требовал больших денег. Жители города заявили о своей готовности предоставлять ежегодно, начиная с 1936 года, в распоряжение зоопарка по 50 000 германских марок на протяжении десяти лет. Кроме того, была учреждена специальная лотерея в пользу зоопарка. Таким образом, задуманная реконструкция была успешно завершена.